Юрка (ygrig) wrote,

Сын инженера

То, что я жив.

Я уже кое-кому рассказывал эту историю, но это и не история была, а так - проза жизни - а вот теперь она получила намёк на законченность. Так что приступим к ней с самого начала.

Жили были три ровесника. Родившиеся в последний год советского беби-бума, среди миллионов других таких же детей перестройки они медленно дрейфовали в сторону нового тысячелетия, и пути-дорожки их пересеклись только в 2002 году. Дети инженеров, ничего не смыслящие в жизни по Карнеги и Грефу, они выбирали себе профессию по наитию - кто по своему, а кто по наитию родителей. Один из них решил поступать в Университет, но поступать не пришлось - место себе он заполучил ещё в начале 11 класса и дальше в ус не дул. У двух других всё складывалось сложнее, и родители, коллеги по работе - один повыше рангом, второй из "винтиков" - выбрали единственный разумный вариант: пустить детей по своим стопам. А это значило сначала технический университет с оборонным уклоном в самом ценре города, а потом оборонное предприятие, обеспечивающее сотрудников за неимением возможности и желания выполнять заказы рентой со сдаваемых в аренду зданий на берегу Невы. Детей сотрудников устраивали охотно - только закончи - всё-таки не чужие друг другу люди, да и сор из избы не вынесут.

И вот неожиданно на горизонте у того одиннадцатиклассника, который проживал последний год школы в своё удовольствие, не думая об армии, экзаменах и только-только появлявшемся на горизонте ЕГЭ, возникли инженер и сын инженера. Не тот инженер, что из начальников, а тот, что попроще, и сын в джинсовом костюме, уже вышедшем к тому времени из моды. "Военмех" проводил олимпиады для абитуриентов, и сын инженера уже написал олимпиаду по математике, прилично, а вот физику проваливал раз за разом, и оставался последний шанс поступить-таки, пока ещё не все места разобраны. Ректор "Военмеха" как раз хвастался тогда, что коррупция на этих олимпиадах побеждена компьютером, что повлиять на результат шифрованных и проверяемых двойным слепым методом работ не может даже он сам - значит, была единственная возможность поступить. Вместо одного сына инженера, коротко стриженого и светловолосого, пошёл другой: на чёрно-белой фотографии разницы не было вообще. Решил все 12 задач чуть ли не за час, потом всё перепроверил, аккуратно заполнил бланк для компьютера, отдал инженеру и сыну паспорт, пожал руки, получил заслуженную шоколадку и отправился по своим делам. Работа эта набрала 9 баллов из 12 - три задачи не зачли, это было обидно - он, как и требовалось в условиях, написал ответы в СИ, а у составителей в эталонных ответах кое-где встречались г/cм^3 в плотностях и прочие огрехи, из-за которых наши ракеты так часто падают в последнее время. Но идти на апелляцию и лезть на рожон не стоило: баллов и так хватило с запасом, больше набрал разве что третий сын инженера, того, что из начальников - все 12 баллов.

Итак, один школьник оказался, как и хотел, в Университете, в ожидании обещанного новым президентом рассвета российской науки, а двое других - в университете, с перспективой сменить своих отцов и тоже стать инженерами - рангом повыше и так, винтиком. Сначала беда случилась с тем, что попроще: он вылетел из "Военмеха" через год после поступления. Отец готов был дёргать за нужные ниточки, но сын наотрез отказался, "Военмеху" предпочтя карьеру автомеханика, которую собирался продолжить после года в армии. Армия тоже была непростая - РВСН, где-то в глуши, в общем, идеальное место, чтобы пересидеть службу, если не считать крейсер "Аврору". Похоронка пришла где-то через полгода: гладил форму неисправным утюгом и убился током.

Вот эту историю я иногда рассказывал, когда заходила речь о судьбе и образовании, но история была незаконченной, понимаете, почему? Теперь она закончена: на днях вывесили некролог на третьего героя этой истории. Он закончил "Военмех" и пошёл работать на то самое предприятие, Завёл жену и маленькую дочку, и на прошлой неделе, катая приятеля в Ленобласти по горкам на своём квадроцикле, разбился. Шлем был на приятеле, который в реанимации, а сам он без шлема погиб мгновенно. На 27 году жизни.

Вот такой вот клуб даже-не-27. А я, поворачивая на Пулковском шоссе в четвёртый ряд и потом в туннель, а вечером сквозь проливной дождь несясь по Ленинскому проспекту, в эти выходные в очередной раз говорил себе: "I am too old for this shit".


Фотографии в этот раз не нашлось: с новым фотоаппаратом пока не освоился, а старый уже забросил
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments